Благословенный Екатеринбург

стихи Валерия Петровича Мальцева, моего папы

на карандаш

Я родился в Свердловске. Теперь это Екатеринбург. Мой отец, живущий в Екатеринбурге, сочинил про этот славный город стихотворение, которое я публикую с его разрешения и по его просьбе.




В. П. Мальцев на рыбалке (середина 70-х)

Благословенный Екатеринбург

               (ода)

Всё лето топоров тяжёлых стук

тревожил гор седых уединенье —

с Петровой воли и благословенья

рубили крепость, не жалея рук,

а разом с нею строили завод,

плотину, домны с раздуваньем мешным…

Сие всё было делом важным, спешным,

предметом государевых забот.

Нуждался в новых ружьях Петербург,

ждала орудий крепость Шлиссельбург,

и потому-то, Екатеринбург,

ты был так нужен, Екатеринбург!

Был на исходе 23-й год

далёкого осьмнадцатого века, —

трудился до заката от рассвета

работный люд с приписанных слобод.

И вот, близ рукотворного пруда,

осенним днём взметнул дымы над лесом

(то становилась медью иль железом

добытая киркой в горах руда)

завод казённый Екатеринбург,

благословенный Екатеринбург,

на дело скорый Екатеринбург,

в работе спорый Екатеринбург.

В печах твоих родившийся металл,

застывший в якорях и жерлах пушек,

в морских сраженьях и в боях на суше

могущество России утверждал.

Твоё железо под Бородиным

разило кирасиров Бонапарта.

…Глядели на Париж с высот Монмартра

Уральских гор отважные сыны,

да вспоминали Екатеринбург,

от них далёкий Екатеринбург,

уральский город Екатеринбург,

в сугробах белых Екатеринбург...

Потомки тех уральских смельчаков

торили тракт в Сибирь под звон кандальный

(радея за народ многострадальный —

не убоялись царских рудников).

Как знать, не злой ли рок благоволил

вершителям убийственных трагедий?

Не потому ль твоей уральской медью

он Статую Свободы облачил?

Ты знать хотел бы, Екатеринбург?

Не в меди ж дело, Екатеринбург!

Иль невозможно, Екатеринбург,

быть не острожным, Екатеринбург?!

Безмолвный страж исетских берегов,

ты видел всё — и кровь, и суд неправый…

Накапливая силы для державы,

нажившей многочисленных врагов,

мужал

            и рос стремительно,

                                               дивясь

многоголосию трубящих маршей

и музыке гудков над Уралмашем,

что с песнями о Родине слилась,

Свердловском ставший Екатеринбург,

советский город Екатеринбург,

уральский город Екатеринбург,

индустриальный Екатеринбург.

Когда же грянул сорок первый год,

все силы напрягая до предела,

ты действовал — как партия велела,

как требовал сражающийся фронт;

трудились по две смены — за отцов —

подростки, помудревшие, что деды,

и верили, так верили в победу,

как верил легендарный Кузнецов.

Ещё он верил — в Екатеринбург,

в уральский город Екатеринбург,

в надёжный город Екатеринбург,

морально стойкий Екатеринбург.

И хоть неимоверно высока

была цена Победы, — время мчится…

Всё меньше озабоченности в лицах,

и в будущее вера велика.

Уверен каждый в избранном пути,

в чести служение единой цели…

Вчерашние бойцы за парты сели,

шли поступать в УрГУ или в УПИ…

Весь в новостройках Екатеринбург,

послевоенный Екатеринбург —

режимный город Екатеринбург,

закрытый город Екатеринбург…

Познав суть культа личности крутой,

и кукурузы культ, и культ марксизма,

ты осадил врагов социализма

(который был в ту пору развитой);

чтоб знали те, где «Кузьки мать» живёт,

ракетой — бах! — и нету самолёта…

Тут стало ясно Пауэрсам-пилотам, —

здесь ихний номер больше не пройдёт!

Урок полезный, Екатеринбург, —

дабы не лезли в Екатеринбург,

в российский город Екатеринбург,

в ракетный город Екатеринбург!

А если вспомнить девяностый год, —

к тебе, к тебе тянулись демдвиженцы,

с твоих трибун взывали: «Ельцин! Ельцин!..»

— Борись, Борис! — напутствовал народ.

И ты с восприниманьем созерцал

тот небывалый взлёт демократизма

в закатный час эпохи коммунизма.

(— Ну почему ж не Ельцинбургом стал

ЕГО взрастивший Екатеринбург,

ЕГО вскормивший Екатеринбург,

ЕГО ценивший Екатеринбург,

ЕГО любивший Екатеринбург?!)

О, кабы Ельцин был бы жив сейчас,

то разве бы о том он молвил слово?

С присущей ему строгостью суровой

такой бы городу он дал наказ:

— В заботах дней сегодняшних,

                                      забудь

дебаты бывших «левых» или «правых»,

движеньям праведным своей державы

надёжной стань опорой, —

                             в добрый путь,

уральский город Екатеринбург,

российский город Екатеринбург,

благословенный Екатеринбург,

преображённый Екатеринбург!

2017 г.                                                              В. Мальцев




Вернуться на главную страницу